Юлиан спид инфо

Юлиан спид инфо

[ Current Mood | energeticenergetic ]

С нынешним главным редактором самой многотиражной российской газеты «СПИДинфо» мы познакомились при поступлении на журфак. Было нам тогда по 17 лет и мы жили в Свердловске. После окончания университета Ольга Белан уехала в Москву, где живет и по сей день. Много лет она проработала в солидных изданиях – «Московском комсомольце», «Московской правде», «Собеседнике», была известным публицистом. Затем последовал неожиданный пассаж – Ольга оставила конвециональную журналистику и ушла работать в издания, именуемые «желтыми». Чего ей это стоило? Об этом вы прочтете в интервью, которое она дала мне на прошлой неделе в Израиле.\

– Ты в 1976-м году уехала в Москву, я осталась на Урале. Конечно, я была в курсе главных событий твоей личной жизни. Знаю, что с первым мужем – парнем с нашего факультета ты развелась в Москве, со вторым познакомилась в самолете. А что происходило в твоей профессиональной жизни?\

– Я мечтала попасть в «Московский комсомолец», еще будучи студенткой журфака: в наш архив регулярно поступал единственный экземпляр этой газеты, и я зачитывала его до дыр. Незадолго до выпуска я написала письмо главному редактору «Московского комсомольца» с просьбой принять меня на практику. Поскольку практика прошла успешно, меня сразу приняли на работу. Правда, на полставки. Так что начинала я свою карьеру с 65 рублей (плюс гонорары) в самом страшном отделе – пропаганды и агитации. Тогда начинался обмен комсомольских документов, и меня, ничего не понимающую в подобных делах, бросили на эту кампанию. Каждое утро я должна была обзванивать райкомы комсомола и узнавать, какие у них новости – заседания, пленумы, акции. Тоска смертная! Впрочем, был во всем этом один плюс: за 13 лет работы в «Московском комсомольце» я перезнакомилась с массой комсомольских лидеров, которые затем плавно перешли работать в горкомы партии и ЦК, а после распада СССР стали банкирами, владельцами крупных компаний, или политиками. В Москве нужную информацию можно получить только благодаря связям – вот эти самые связи и образовались у меня в пору работы в «Московском комсомольце», откуда я на три года уходила в «Московскую правду» (из-за конфликта с главным редактором), где работала в еще более страшном отделе – партийной жизни, будучи совершенно беспартийным человеком.\

– Три года в отделе партийной жизни – в моем понимании, это равносильно подвигу. У меня была похожая ситуация: в редакции, куда я попала после университета, я, беспартийная, тоже попала по распоряжению редактора в отдел партийной жизни, но выдержала там всего неделю – «упала в ноги редактору» и меня перевели в отдел культуры.\

– В отделе партийной жизни «Московской правды» был один плюс: его возглавляла замечательная женщина Татьяна Степановна Бондаренко, и я прошла у нее очень хорошую школу журналистики. Она умела так «завернуть» материал, что тебе казалось, будто ты гений. «Знаешь, Оля, ты потрясающе талантливая, таких у меня еще не было, но в этой статье надо чуть-чуть подправить пару мест, а так все замечательно», – говорила она мне, протягивая листы с огромным количеством ее пометок на полях. Практически приходилось все переписывать заново, но я после ее комплиментов делала это с таким энтузиазмом!\

– Почему ты решила вернуться в «Московский комсомолец»?\

– Там сменился редактор. Новый редактор, которого я хорошо знала, набирал команду «своих» людей, и позвал меня. Можно сказать, соблазнил перспективой роста и хорошей зарплатой. Я сразу получила должность заведующей отделом учащейся молодежи, а через год стала ответственным секретарем редакции, и у меня появился просторный кабинет, машина с водителем и собственная комната в московской коммуналке – до этого я жилье снимала. Пять лет все было прекрасно, за исключением одного, у меня почти не было возможности заниматься любымым делом – писать. Приходилось заниматься организационной работой и править чужие статьи. В конце концов я не выдержала и в 1989-м году ушла в первое цветное приложение «Собеседник», которое тогда только начало выходить в газете «Комсомольская правда». В глазах других мой поступок был безумным – уйти с такой высокой должности на гораздо более низкую позицию. Но я не жалела. В «Собеседнике» я заведовала отделом международной жизни, по моей инициативе в приложении появился новый – правозащитный отдел. Я писала на темы, которые тогда вызывали у всех огромный интерес – про историю диссидентства, несанкционированные митинги и так далее. У меня вышло большое интервью с Буковским, затем – с Гордиевским, к которому я летала в Лондон (эта статья вызвала в Москве эффект разорвавшеся бомбы). Потом эти времена ушли, и мне после шести лет работы в «Собеседнике» вдруг захотелось оттуда уйти. Стало скучно. И я ушла в никуда. Думала, на первое время мне денег хватит, а потом я себе что-нибудь найду. А дальше все решил случай. По правде говоря, я, сложившийся публицист, и представить себе не могла тогда, что буду работать в желтой прессе. Однако, в 1996-м году я там оказалась.\

– Каким образом? И чего стоил тебе этот переход – от конвенциональной журналистики к «желтой» прессе?\

– Тут была своя предыстория. Когда я летала в Лондон на встречу с Гордиевским, я познакомилась там с собкором «Комсомолки» Александром Куприяновым. Он мне очень помог тогда. Куприянов, живя и работая в Лондоне, понимал, что самые многотиражные газеты в Англии – это «Миррор» и «Сан», относящиеся к так называемой «желтой» прессе. В России ничего подобного тогда не было. Когда Куприянов вернулся в Москву, у него что-то не сложилось в «Комсомолке» и он решил создать свою газету. Это был первый российский таблоид «Экспресс-газета», который наделал много шума, потому что публиковал статьи на такие темы, которых никто не касался. Рассказывали, что когда Куприянов создавал свою команду, он говорил журналистам буквально следующее: «Людей во всем мире главным образом интересуют три вещи – чужая смерть, чужие деньги и чужой секс, и на этом построена вся мировая журналистика».\

– Как ты попала в первый российский таблоид?\

– Случайно. Я на протяжении многих лет дружу со Станиславом Садальским – более известным широкому читателю в качестве актера («Место встречи изменить нельзя», «О бедном гусаре замолвите слово» – Ш.Ш.), а не журналиста. Между тем, Садальский на протяжении долгого времени вел в «Экспресс-газете» рубрику «Скандальские новости», пользующуюся большим успехом. И вот в пору моей безработности Садальский пригласил меня зайти к нему в редакцию – посмотреть его новый кабинет. Он человек хитрый, знал, что я негативно отношусь к желтой прессе, и использовал такой невинный предлог. Мы пришли к нему в кабинет, он достал бутылку хорошего конъячка, сидим, болтаем, и вдруг Садальский неожиданно набирает номер Куприянова, и говорит ему: «У меня тут Белан сидит, сейчас мы к вам зайдем». Я начинаю возмущаться: «Не пойду!» А Садальский: «Неудобно получится. Я ведь ему уже сказал. Он ждет». Второй «сюрприз» ожидал меня в кабинете Куприянова. Только мы туда зашли, как Садальский выпалил: «Александр Иванович, Белан хочет у нас работать!» Я опять начинаю возмущаться: «Да не хочу я!» «Не хочешь? Работать со мной?» – обижается Куприянов. Мне стало неловко: «Я ничего не понимаю в «желтой» журналистике». – «А я понимаю? Я сам пришел сюда из «Комсомольской правды», – парирует Куприянов. Так был разыгран этот спектакль. Потом Куприянов прочел мне целую лекцию о желтой журналистике, а в конце предложил мне четырехкратную зарплату против той, что я получала в «Собеседнике» и должность выпускающего редактора. Газета тогда выходила два раза в месяц. Меня на пару месяцев посадили рядом с другими выпускающими редакторами – посмотреть, как они работают. Прошла первая неделя, я была в шоке от того, что многое выпускающими просто придумывалось и выдавалось за реальные факты. На вторую неделю случилось «ЧП»: выпускающий редактор напился, его уволили, и меня посадили на выпуск вместо него. Я была в ужасе, но справилась. Постепенно я втянулась. Работать с такими редакторами, как Куприянов – это просто счастье. При том, что он мог наорать и обматерить, это был такой увлекающийся и темпераментный человек, что в редакции сложилась совершенно особая атмосфера: работать было очень интересно и весело, у всех горели глаза.\

– Сколько лет ты там проработала?\

– Всего два года. Никакой особой карьеры не сделала, но работала с удовольствием. В 1997-м меня пригласили в «СПИД-инфо». Там затевался новый проект – газета «Успех», в которой не предполагалось никакой эротики. Меня пригласили на должность главного редактора этой газеты. Когда я сказала об этом Куприянову, он настолько разозлился, что лично поехал к генеральному директору «СПИД-инфо», чтобы высказать ему негодование по поводу того, что у него переманивают лучших сотрудников. Как ты понимаешь, моя котировка после этого визита сильно поднялась. Что же касается новой газеты «Успех» – мы сделали необычный формат, продумали тематику, редакция была большая – 60 человек, и все начиналось очень хорошо. Однако, случилось непредвиденное: в 1998-м грянул дефолт, и газета оказалась под угрозой закрытия. Я вложила в нее столько души и сердца, что переживала это гораздо тяжелее, чем развод с мужем. Мы пытались спасти «Успех», одно время выпускали его отдельно от «СПИД-инфо», привлекали капитал со стороны – даже известный «авторитет» Михась пожертвовал на «Успех» какую-то сумму.
В течение полугода газета выходила черно-белой, параллельно мы придумывали другие проекты, чтобы помочь выжить «Успеху». В их числе придумали газету «Декамерон», которая вдруг стала невероятно популярной, потому что в отличие от «СПИД-инфо» была более романтичной (не о сексе, а о любви) и близкой широкому читателю. За три месяца тираж «Декамерона» достиг миллионного тиража, что дало возможность продолжить на какое-то время выпуск «Успеха», но затем его все же закрыли. А газета «Декамерон» перешла под крыло «СПИД-инфо», и я вместе с ней. Началось счастливое время.
Газета тогда выходила раз в месяц, и у меня оставалось время писать статьи для журнала «Караван историй» и других хороших изданий.\

– Когда ты стала главным редактором «СПИД-инфо»?\

– В январе будет два года. Поначалу мне было там очень трудно. Это газета со сложившимися традициями и коллективом. Кстати, история ее создания очень интересна.
В начале перестройки несколько молодых журналистов взяли в банке кредиты и принялись издавать черно-белую газету, которая привекла читателей непривычной темтикой и дешевизной (номер стоил всего несколько копеек). Тираж быстро вырос, учредители вернули банку все кредиты и в дальнейшем оберегали свое издания от влияния капитала со стороны. Так что газета «СПИД-инфо» уникальна в своем роде. Что же касается меня, то руководство надеялось, что я выведу ее из своеобразного тупика тем, в котором она оказалась в последние годы. Но тут я наткнулась на неожиданное препятствие. Коллектив устроил мне бойкот. Я для них была чужой, человеком со стороны.\

– В чем был смысл этого бойкота? Как ты вышла из ситуации?\

– Они надеялись, что если я не справлюсь с выпуском номера, меня уберут. Поэтому ведущие журналисты просто не написали для меня ни одного материала – решили пробойкотировать. Я могла бы пойти к руководству, но это не в моих правилах. Что-то написала сама, привлекла своих авторов – и в результате номер вышел очень неплохой. Когда генеральный директор развернул его и не увидел там фамилий ведущих журналистов «СПИД-инфо», он все понял и тут же собрал коллектив: «Вы, наверное, не поняли, что теперь у вас новый главный редактор – Белан? Если это кому-то не нравится, я вас здесь не держу. Можете подавать письма с просьбой об увольнении.\

– Коллектив «проглотил» эту пилюлю?\

– Кто-то да, кто-то нет. Часть людей ушла, часть остались и работают очень хорошо. Но первый год был очень сложным.\

– Расскажи, как вы добываете «скупы» для «СПИД-инфо»?\

– Мы готовы заплатить очень большие деньги за интервью, которое хотели бы получить. Например, в свое время Алле Пугачевой было заплачено 50 тысяч долларов за ее откровенный рассказ о ее жизни с Киркоровым. 10 тысяч долларов получил от нас певец Юлиан, согласившийся поведать о своих нетрадиционных наклонностях и отношениях с мужчинами.\

– Помню, в одном из номеров «СПИД-инфо» было опубликовано интервью с биологическим отцом дочери Ларисы Голубкиной, которую впоследствии удочерил Андрей Миронов. Кроме фотографий, текст иллюстрировался подлинным свидетельством о рождении.\

– Это интервью нам помогла устроить моя приятельница Татьяна Егорова, автор нашумевшей книги о ее любви с Мироновым. Она вывела нас на биологического отца Маши, и он сразу согласился дать интервью, причем, безо всякой оплаты. Бывшая жена актера Александра Домогарова, тоже актриса Наталья Громушкина, с которой он очень громко разводился, сама позвонила нам в редакцию с предложением взять у нее интервью и поместить ее фото на обложке. У нее в ту пору выходил мюзикл, и она хотела сделать себе таким образом пиар. Громушкина рассказала о Домогарове очень нелицеприятные вещи. Но он, как ни странно, после выхода статьи нам в редакцию не звонил и возмущения не высказывал. Позже я видела его интервью в другой газете, где он говорит нелецеприятные вещи о Громушкиной.\

– Тут все понятно. А вот что касается серьезных, уважаемых людей – готовы ли они дать интервью «СПИД-инфо»?\

– Во всяком случае, я к этому стремлюсь, и, судя по всему, небезуспешно. Например, нам удалось уговорить на интервью сестру Андрея Тарковского, которая открыла нам неизвестные страницы его личной жизни. Это интервью в свою очередь помогло нам добиться согласия близких друзей Иосифа Бродского на откровенный рассказ о нем. Прекрасное интервью вышло и с актрисой Ниной Дорошиной, у которой было два знаменитых мужа – Олег Даль и Олег Ефремов. Получился очень трогательный рассказ о любви этих неординарных людей к одной и той же женщине. Мама покойной актрисы Инны Гулая согласилась рассказать нам о истории жизни и трагедии своей дочери и ее мужа Геннадия Шпаликова. В последнем номере мы поместили интервью с женой актера Бориса Щербакова, в котором она рассказывает о своих отношениях с Олегом Ефремовым, для которого она была его последней любовью и самым близким человеком.\

– Вам часто приходится получать отказы дать интервью – учитывая спефицику издания?\

– Да. Но иногда бывают очень смешные отказы. Мы предложили певице Кате Лель снять на обложку «СПИД-инфо», а она ответила: «Это не мой формат». Я хохотала два дня: Катя Лель, в ее до неприличия коротких юбочках и блестках, как никто другой подходит под наш формат. Умные люди, кстати, понимают, что дать интервью с фотографией на первой странице обложки «СПИД-инфо», с его тиражом – миллион семьсот тысяч экземпляров, распространяющемся по всей России, в Украине, Германии, ИзраилеЮ Греции и других странах – это означает получить фантастический пиар. Когда у Володи Преснякова выходил очередной диск, нам позвонили из его пресс-службы и сказали, что Володя хочет дать нам интервью. И мы с удовольствием сделали с ним интервью, поместив его фото на обложке.\

– У вас часто публикуются всевозможные скандалы. Возникают ли в связи с этим судебные проблемы?\

– В нашем издательском доме очень сильный юридический отдел. Кроме того, мы выдвигаем условие: каждая страница интервью обязательно должна быть подписана тем человеком, который его дает. То есть он отвечает за каждое произнесенное им слово.
Были случаи, когда против нас подавали в суд, но до сих пор нам удавалось выигрывать эти суды.\

– Выше ты упоминала, что при твоем первом опыте общения с «желтой» прессой обнаружилось, что многое в ней выдается за реальные факты. В связи с этим, хотелось бы знать, под рубрикой «Самое сокровенное» вы помещаете реальные читательские письма, или те, что придумываете сами?\

– Нас, кстати, часто об этом спрашивают. Отвечу и тебе. Письма совершенно реальные. Некоторые, правда, приходится «докручивать»: например, сюжет есть, но описано плохо.
Так что процент выдумки, по сравнению с прежними временами, совсем небольшой. Поскольку я сам пишущий человек, то усиливаю, прежде всего, репортерскую линию газеты, и места «диванной» журналистике практически уже не остается. Например, у нас есть две красивые молодые журналистки, которые регулярно ходят на все светские тусовки и приносят оттуда интересные репортажи. Еще есть мальчик из ВГИКа – он в курсе всех театральных и киношных романов. Что же касается слухов, то здесь очень просто: надо понять, откуда он идет и насколько правильный.\

– И все-таки, тебе не мешает, что многие относятся к «СПИД-инфо» с таким презрением: мол, «фу, желтая пресса».\

– Отношение к «СПИД-инфо» на самом деле было всегда одинаковым: в метро его не каждый развернет – это же дурной тон. Люди предпочтут почитать нашу газету у себя дома. Отсюда и такие огромные тиражи.

– Как бы ты оценила влияние «желтой» прессы на общество?\

– Мне кажется, людей всегда интересовала личная жизнь великих, их тайны, их смерть. Так было всегда. Когда человек убеждается в том, что и у великих мира сего есть слабости и пороки, ему легче принять все это в самом себе.\\

Шели Шрайман, опубликовано в приложении “Окна”, “Вести”



Source: shraiman.livejournal.com


Мы в соц.сетях:



Добавить комментарий