Как я победил спид

Как я победил спид

Глава 11. ПРИГОВОР ОТМЕНЯЕТСЯ


КАК ПОБЕДИТЬ СПИД

В нашей статье «Легенды о СПИДе», опубликованной в газете «Совершенно секретно» (2000, № 12), в частности, говорилось, что многие ведущие зарубежные ученые, и в первую очередь профессор П. Дюсберг, с фактами в руках опровергают ортодоксальную доктрину СПИДа как неизлечимого заболевания, которое неизбежно приводит человека к досрочной смерти. Среди многочисленных откликов на эту публикацию было письмо одной женщины из Тюмени:

«Ваша статья «Легенды о СПИДе» просто вернула меня к жизни. Вы не представляете, как это для меня важно.

Я нахожусь в жутком отчаянии, так как мой сын, 17-летний студент, получил ВИЧ-положительный диагноз. Я мать, юрист с 20-летним стажем, и можете себе представить, что означала для меня такая новость! К сожалению, я не знаю до конца причину этого диагноза, — вероятно, был половой контакт, но наркотики я исключаю абсолютно. «Домашний» мальчик, очевидно, захотел попробовать сладкой жизни и получил в отместку клеймо на всю жизнь.

Я не могу представить будущего, я его просто перечеркиваю для себя. Разум отказывается верить. Только Ваша статья вселила в меня хоть какую-то надежду. Всеми силами я буду бороться за Вашу точку зрения, буду за Вас молиться…»

По просьбе читательницы мы направили ей информацию, которая может ей помочь в трудной житейской ситуации.

Очень важно, что опубликованные в газете «Совершенно секретно» и других изданиях статьи начинают служить своего рода психологическим лекарством, поддерживая травмированных недостоверной ВИЧ-диагностикой пациентов и их родных. Надеемся, что эта книга также послужит на пользу многим людям.

Мы уверены, что глубочайшей благодарности от всех нас заслуживают в первую очередь профессор П. Дюсберг и его единомышленники, которых становится все больше в разных странах и которые своей многолетней борьбой с мощной машиной СПИД-медицины доказывают абсурдность и аморальность придуманной двадцать лет назад идеи новой «чумы».

СПИД-диссиденты не только ученые-теоретики: они также говорят о том, что конкретно нужно делать людям, попавшим под «колеса» СПИД-машины. Ниже мы приводим точку зрения профессора Дюсберга, других ученых и специалистов на проблему выживаемости после получения Диагнозов ВИЧ-инфекции и СПИДа.

К истории вопроса. Уже к 1992 году были накоплены многочисленные факты, опровергающие доктрину, что ВИЧ/СПИД — неизлечимое заболевание, неизбежно приводящее к преждевременной смерти. В этой связи ведущие ученые и врачи всего мира, входящие в состав группы «Переоценка СПИДа», предложили своим коллегам пересмотреть гипотезу «ВИЧ — СПИД — смерть» с научной точки зрения.

В 1993 году были получены новые подтверждения, что большинство так называемых ВИЧ-положительных людей на Западе не заболели СПИДом спустя 10–12 лет после этого диагноза. Организация «Международный проект здоровья людей» (People’s International Health Proekt) совместно с Международным фондом развития образования (International Educational Development) при Организации Объединенных Наций в Женеве потребовала срочного принятия мер в связи с недоказанностью гипотезы ВИЧ/ СПИДа и последствиями от продолжения ее реализации для здоровья и жизни людей.

Профессор Дюсберг отмечал, что ввиду растущего количества ВИЧ-положительных пациентов, которые остаются здоровыми спустя много лет после этого диагноза, СПИД-ортодоксы, пытаясь как-то объяснить это дискредитирующее их гипотезу явление, начинают говорить об образовании новой категории ВИЧ-носителей— так называемых долговременно живущих (свыше 7 лет).

«Первая статья на эту тему, опубликованная в 1992 году, — пишет этот ученый в журнале «Континуум», — описывала гомосексуалиста с нормальным состоянием здоровья, являвшегося донором крови, и пятерых реципиентов крови, которые уже 10–12 лет жили с диагнозом «ВИЧ+». СПИД-ортодоксы предполагают, что столь долгая жизнь со «смертельным»

вирусом объясняется некими мутантными штаммами ВИЧ» которые были бы идеальными для штаммов вакцины. Однако эти оптимистические предположения они ничем не подкрепили.

В соответствии с гипотезой «Наркотик — СПИД» долговременно живущие — это ВИЧ-положительные люди, которые своевременно отказались от употребления наркотиков или не принимали их вообще, как и АЗТ и его аналоги. Даже один из наиболее активных американских СПИД-ортодоксов доктор Дэвид Хо и другие последователи официальной теории невольно подтвердили этот вывод, отметив, что среди этой категории пациентов «никто не получал антиретровирусную терапию». Ни один из пациентов групп. «СПИД-риска», обследованных в ходе крупнейшего научного эксперимента, также не принимал подобные препараты.

В другом научном эксперименте представители СПИД-ортодоксальной медицины вновь вынуждены были признать, что «только 38 % долговременно живущих и здоровых ВИЧ-положительных пациентов когда-либо принимали зидовудин (АЗТ) или другие аналоги. У 94 % пациентов, к которым была применена ВИЧ-терапия, ухудшение состояния здоровья прогрессировало. Выражение «когда-либо принимали следует понимать в том смысле, что прием АЗТ был прекращен немедленно после появления краткосрочных нарушений здоровья».

Независимые ученые также отмечают, что долговременно живущие не только отказались от приема антивирусных препаратов, но не употребляли или своевременно избавились от наркозависимости. Так, доктор Тимоти Хенд (D-r. Timothy Hand), из Оджелторпского университета в Атланте, штат Джорджия (Ogelthorpe University), целиком разделяет эту точку зрения:

«Считается, что ВИЧ-носители, у которых болезнь не прогрессирует, все равно обречены, и их слишком мало. На самом деле их может быть намного больше, чем больных и умирающих. Количество ВИЧ-положительных в Америке составляет примерно 1 миллион человек. ^Долговременная жизнь при СПИДе является горячей дискуссионной темой. Многочисленные научные исследования подтверждают, что большинство таких людей отказались от приема антивирусных препаратов. Этому обстоятельству часто не придается особого значения, или оно заведомо игнорируется, если исследования финансируются фармацевтической компанией.

Многие специалисты концентрируют внимание на важности поддержания клеточного иммунитета, а не на «уничтожении ВИЧ». Таким образом, ВИЧ-инфекция сама по себе, по всей видимости не влечет особой опасности, если только за ней не последует антивирусная терапия».

Аналогичные выводы были сделаны и покойным активистом движения «Гомосексуалисты против СПИДа» Майклом Калленом (Michael Callen).

В период подготовки своей книги «Выживая при СПИДе» (Surviving AIDS) в 1990 году Каллен опросил или изучил истории болезней почти 50 человек, которые прожили много лет не только после признания их ВИЧ-инфицированными, но и после постановки диагноза «СПИД», Выяснилось, что из четверых пациентов, когда-либо принимавших АЗТ, трое уже умерли, а один как раз умирал от лимфомы, вызванной этим препаратом. Подавляющее большинство остальных не поддались психологическому давлению со стороны врачей, склонявших их к приему этого токсичного препарата.

Как заявил Каллен на конференции в Амстердаме, это давление исходит не только от врачей, но и от представителей общественных СПИД-организаций, которые занимаются обработкой пациентов с целью вызвать у них доверие к таким препаратам: «Я полагаю, что многие СПИД-активисты, которые пропагандируют это безумие, вводят в заблуждение людей с диагнозами «ВИЧ/СПИД», и без того напуганных и отчаявшихся. Похоже, они ни о, чем другом не могут говорить им, кроме как о двух возможных результатах приема препаратов: помогают они или нет. Но есть и третий, несомненно, более честный вариант: дать ответ на вопрос, повлияет ли на здоровье человека отказ от этой терапии. Однако эту тему никто из СПИД-активистов поднимать не хочет, слишком уж она для них неприятна».

М. Каллен в своей книге пишет, что он наблюдал разрушение организма, производимое АЗТ, и с ужасом видел, как ВИЧ-положительные друзья и знакомые «приобретали цвет вареной свинины в результате отравления АЗТ, как на глазах таяли их мышцы, как они. становились зависимыми от инъекций, страдали от психозов, вызванных приемом препаратов». Однако на начальном этапе внедрения АЗТ, разрекламированного как чудо-средство, ВИЧ-положительные люди «готовы были бабушку родную продать в рабство, лишь бы получить лазейку в экспериментальную группу по испытанию «спасительного» лекарства».

Характерной особенностью поведения долговременно живущих было то, что они не приняли общепринятую догму о том, что быть ВИЧ-положительным само по себе — это неизбежный крах иммунной системы, ведущий к преждевременному умиранию.

Большинство СПИД-ортодоксов настаивает на том, что почти в каждом случае ВИЧ-инфекция в конечном счете приведет к СПИДу. Крупнейший национальный журнал геев «Адвокат», опровергая этот постулат, в 1996 году опубликовал историю болезни Денниса Леутсейкаса (Dennis Leoutsakas), который многие годы считался ВИЧ-инфицированным, но почему-то не заболел СПИДом:

«Пациенту 47 лет, живет в Австралии. В прошлом — внутривенный наркоман, пользовался общей иглой. Последний раз употреблял наркотик в 1978 году. Первый положительный тест — в 1987 году. Количество Т4-клеток в норме. У пациента не выявлено никаких СПИД-ассоциированных и других болезней — пневмоцистной пневмонии, саркомы Капоши, грибковой инфекции и др.».

По словам пациента, врачи пытались объяснить его случай рассуждениями вроде того, что он-де, как австралиец, инфицирован распространенной в этой стране некой ослабленной формой ВИЧ. Но это все пустые разговоры. Пациент своего объяснения не имеет, как и какого-либо особого секрета приличного состояния здоровья. Помимо отказа от наркотиков, он никогда не принимал АЗТ и другие антиретровирусные препараты.

В октябре 1996 года один из СПИД-ортодоксальных ученых — профессор медицины Калифорнийского университета в Сан-Франциско — раскрыл своим студентам секрет долговременного выживания при ВИЧ/СПИДе: «У меня есть большая группа больных, которые решили не принимать никакие антиретровирусные препараты. У них на глазах многие их друзья, знакомые обращались к антивирусной терапии в надежде на выздоровление и один за другим умирали».

Научно доказано» что преобладающее большинство ВИЧ-положительных людей — долговременно живущие. Во всем мире их порядка 17 миллионов, включая 1 миллион американцев, обладающих нормальным здоровьем, и 500 тысяч европейцев. Большинство из них живут с этим диагнозом по меньшей мере в течение 10 лет.

Поскольку из этого огромного количества людей с антителами к ВИЧ не более 6 % заболели СПИДом за последние 7—10 лет, то риск СПИДа для остальных крайне невелик. В обширной научной литературе по вопросам СПИДа ничего не говорится ни об одном медицинском исследовании, которое бы доказывало, что ВИЧ-положительные люди, не являющиеся наркоманами, имеют более высокий уровень заболеваемости или летальности, чем ВИЧ-отрицательные.

Оказавшись перед фактами долговременной жизни ВИЧ-положительных, для спасения своей репутации СПИД-ортодоксальные ученые пропагандируют неизвестно на чем основанные утверждения, что «к сожалению, слишком мало таких людей могут похвастаться благоприятным для себя развитием событий». Другие же, как мы отмечали, выдвигают версию об иногда встречающейся ослабленной мутации ВИЧ или «целебных свойствах» новых препаратов, также не доказывая это фактическим материалом Р. Галло; и другие пошли даже дальше с идеей о том, что явление долговременной жизни при ВИЧ-положительном диагнозе якобы присуще неким «человеческим мутантам».

ДОЛГАЯ ЖИЗНЬ С ДИАГНОЗОМ «ВИЧ/СПИД» НЕ ФЕНОМЕН

Альтернатива приговору

Впервые всестороннее обсуждение опыта долговременно живущих с диагнозом «ВИЧ/СПИД» состоялось в июне 1998 года на Альтернативном симпозиуме 12-й Всемирной конференции по СПИДу. Рассказывая об этом событии, обозреватель журнала «Континуум» Клер Уолтон (Clair Walton), в частности, писала:

«Заседание по обсуждению этой проблемы открыли Стефан Таннер (Stefan Tanner) из СПИД-диссидентской организации «Экшн позитив» (Action Positiv Schweiz, Швейцария), автор этих строк. Том Ди Фердинанде из организации «HEAL» в Нью-Йорке (об этом специалисте мы писали в начале книги. — Примеч. авт.) в наш швейцарский единомышленник Майкл Баумгартнер (Michael Baumgartner, информация которого о хронологии развития гипотезы ВИЧ/СПИДа выше приводилась в книге под рубрикой «К истории вопроса». — Примеч. авт.).

Поскольку внимание международной общественности уже было обращено к данной проблеме в ходе Всемирной конференции, где «Континуум» имел свою экспозицию, многие организации и частные лица выразили свое желание участвовать в этом исследовании. Присутствие «Континуума» в выставочном зале казалось невероятным или удивительным для некоторых делегатов, поскольку наш журнал был одной нз немногих организаций, бросивших открытый вызов официальной ВИЧ/СПИД-науке.

К экспозиции «Континуума» постоянно подходили представители многих стран, чтобы продолжить обсуждение, и в большинстве своем они были рады поделиться своим мнением и опытом. Для некоторых из гостей впервые представилась возможность встретиться с участниками Альтернативною симпозиума — ВИЧ-положительными людьми, многие из которых подвергают сомнению научные, политические и социальные последствия ВИЧ/СПИД-гипотезы не только на словах, но и опровергают ее своим примером долгое жизни и избавления от СПИДа.

Заседание одной из сессий Всемирной конференции было полностью посвящено таким людям, которые поделились своим опытом. Прозвучали рассказы некоторых из них, полные отчаяния, о сложности поддержания лекарственного режима, побочных воздействиях антивирусных препаратов, говорилось об их разочаровании ё комплексной лекарственной терапии, проблеме возвращения к работе через многие годы, чувстве вины перед родными и многом другом. Сетования выступавших, описывавших свое жалкое и безрадостное существование, лишенное будущего, почти убедили даже самого просвещенного слушателя в том, что закат жизни таких людей скоро наступит.

И так продолжалось до тех пор, пока к аудитории не обратился Ксеви Гарсиа Флорис (Xevi Garcia Floris) из Испании. Он рассказал о 16 годах своей жизни, помеченной ВИЧ-положительным диагнозом, без применения АЗТ и другой антивирусной терапии, о своих сомнениях по части официальной СПИД-науки и о целебной силе разума, Родины и Вселенной. Это был глоток свежего воздуха. Многие из присутствующих ВИЧ-положительных участников симпозиума тоже стали говорить о своем здоровье и бодрости в течение многих лет, несовпадении их взглядов с точкой зрения ортодоксальных СПИД-ученых, ориентированной на прием токсичных антиВИЧ/СПИД-препаратов и заведомое угасание.

Общаясь во время конференции с ее участниками, автор этих строк постоянно слышала слова о засилье фармацевтических компаний, цензурных рогатках при любых попытках бросить вызов официальной СПИД-науке, отсутствии со стороны ортодоксов уважения к выбору, сделанному человеком, его жизненным принципам. Было совершенно очевидно — даже исходя из минимального объема времени, отведенного на обсуждение проблематики долговременно живущих и альтернативного лечения, — что эти вопросы игнорируются как СПИД-ортодоксами, так и организаторами Всемирной конференции.

С учетом того, что огромные ресурсы такой информации были оставлены официальной СПИД-медициной и зависимыми от нее СМИ без внимания и, таким образом, недоступны для многих из тех, кто в ней нуждался, по инициативе СПИД-диссидентов — участников Всемирной конференции — была принята Женевская декларация в защиту нрав ВИЧ-положительных граждан, которая была направлена в международные, национальные и местные органы здравоохранения, правозащитные организации для отстаивания интересов этих людей.

Что касается опыта долговременно живущих, то в настоящее время разработана и запущена в работу достаточно обширная анкета. В ходе исследования проведена оценка состояния здоровья людей, живущих с ВИЧ-положительным диагнозом в течение семи и более лет и не принимающих антиВИЧ/СПИД-препаратов.

Для всех желающих наш журнал может предоставить возможность участия в дальнейшем исследовании, охватывающем различные аспекты долговременного выживания. Кроме того, сбор статистических данных может оказаться мощным аргументом для остальных людей, получивших такой диагноз, и особенно тех, кто пытается проигнорировать эти факты, как и СПИД-диссидентское движение в целом».

Воля к жизни

Один из многих ВИЧ-положительных людей — американец Маршалл Смит (Marshall Smith) — на страницах журнала «Континуум» поделился своим опытом преодоления страха смерти от якобы неизлечимого СПИДа и обретения здоровья.

Возможно, кому-то опыт этого, в прошлом больного, человека покажется слишком сложным для повторения! Наверное, у каждого исцелившегося от СПИДа есть своя методика. Главное тут, очевидно, иное — такие люди на практике опровергли приговор СПИД-врачей, которые предписывали им преждевременную смерть.

М. Смит рассказал, за счет чего ему удалось вылечиться от СПИД-ассоциированного заболевания — саркомы Калоши, не прибегая к этому общепринятому яри таком заболевании хирургическому вмешательству:

«Путь к здоровью для меня был освобождающим. Для многих моих друзей, менее настойчивых, чем я, он был менее удачным. Этот путь заставил меня заняться самоанализом и переоценкой ценностей. Я научился испытывать разные и противоречивые чувства и в этом процессе нашел смысл, который можно, наверное, назвать словом «радость». И, наверное, самое важное то, что я избавился от страха смерти.

Я благодарен моим друзьям, которые в значительной степени помогли мне осознать, что их любовь и принятие даже тех моих качеств, которые я предпочел бы не демонстрировать, — наиболее реальные возможности выздоровления. Я мог проявить свой гнев, свое смущение, уродство, — но они по-прежнему любили меня.

Я расскажу, что узнал о себе и как это повлияло на мое здоровье. Это рассказ о процессе, а не о конечной цели, об ответственности за свое тело, душу и саму жизнь. ВИЧ/СПИД помог мне обрести мое собственное «я». Если мой опыт будет полезен кому-то, то я выполню предназначенную мне задачу.

Начиная с 1984 года, когда от СПИДа умер мой близкий друг, я стал испытывать страх подхватить

эту болезнь и страх смерти. В марте 1986 года, вопреки совету моего лечащего врача, я прошел тест на ВИЧ-антитела и получил ВИЧ-положительный диагноз. В июле 1987 года, после трех лет страха и навязчивой идеи о вероятности заболеть СПИДом, мне была проведена биопсия высыпаний язвенного характера на ноге и поставлен диагноз СПИД-ассоциированного заболевания — «саркома Калоши».

В августе того же года онколог из Санта-Моники, штат Калифорния, к которому меня направили за рекомендациями по лечению, заявил во время консультации» что СПИД является «безжалостной болезнью», после которой невозможно поправиться. По его словам, я мог рассчитывать прожить всего от шести месяцев до двух лет. За такую щедрость я едва удержался от того, чтобы не дать ему в лоб. Принимая во внимание мое ирландское происхождение, если мне придется услышать нечто подобное снова, я не буду так же добр к тому, кто такое заявит.

Но тогда я начал приводить в порядок свои дела, планировать отход от юридической практики и заниматься продажей дома, чтобы как-то обеспечить свою жизнь до смерти, которая была вроде бы не за горами.

В первое время, когда меня особенно мучил страх, я принял несколько решений, которые, как я сейчас понимаю, оказались правильными. Я интуитивно догадывался, что предписанный мне АЗТ, может быть, вернет мне здоровье, но все равно я потерплю неудачу. Я решил не принимать этот препарат. Мне удалось избежать и других медицинских вмешательств.

Начиная с 1984 года в течение двух лет я выполнял усиленную программу аэробных упражнений, минимум по 45 минут в день три дня в неделю. Я и тогда верил, и продолжаю верить сейчас, что концентрированное и интенсивное нагнетание кислорода является очищающим и оздоравливающим фактором. Я убедился, что это основная сила в поддержании внутреннего баланса организма.

Вначале, когда я был особенно напуган и расстроен, я верил, что если смогу выполнять аэробные упражнения самым лучшим образом, тогда остаток моего жизненного пути пройдет нормально. Это также позволяло мне преодолевать страх и продвигаться вперед.

Вскоре я начал заниматься трансцендентальной медитацией. И уже в течение первого месяца количество клеток иммунной системы увеличилось на 60 %. Я и сейчас продолжаю выполнять эти упражнения дважды в день по двадцать минут: Это уменьшает стресс и способствует внутренней гармонии, является целебным средством. В июне 1987 года после обнаружения подозрительной опухоли на левой ноге, я стал использовать визуализацию[19], хотя до того не обучался этому методу.

Я разработал упражнение, позволяющее «втягивать» в себя белый, холодный свет звезд, медленно наполняющий мою систему циркуляции крови и затем заряжающий ее энергией для очищения кровяного русла. В первый раз, когда это получилось, меня так сильно трясло, что я чуть было не упал.

В августе 1987 года в г. Эзален (Esalen), Калифорния, я участвовал в семинаре на тему «Образность (образы) в лечении: использование визуализации» (Imagery in Healing — the Use of Visualization). Концепция и методы, обсуждаемые на семинаре, настолько меня впечатлили, что я незамедлительно стал еще более интенсивно изучать и использовать визуализацию как важнейший фактор лечения.

В декабре 1987 года была запланирована пластическая операция по удалению симптомов болезни на ноге, но работа по визуализации постепенно уменьшила повреждение, сделав его почти незаметным, и таким образом я смог избежать операции. Вскоре последствия недуга полностью исчезли.

В тот же период, по настоянию одного из моих ближайших друзей, я познакомился и начал работать с целителем из Перу, с использованием галлюциногенное южноамериканской травы и грибов, что вызывало воображение картины встречи со смертью. В конце концов, я нашел свое объяснение причин страха смерти и окончательно от него освободился.

Так как я убедился, что страх является потенциальной угрозой внутреннему равновесию, понимание этого, более чем все остальное, вернуло меня к наполненной смыслом жизни. Я вошел в контакт с моей душой и обрел понимание альтернативных ценностей. Время и его постоянный попутчик — смерть потеряли надо мной свою тираническую власть. В процессе «колдовского» полета в неизвестное путешественник должен испытать состояние смерти, для того чтобы оказаться в иной действительности. В пределах этого пространства человек становится целителем. Произойдет ли такое благодаря этому или иным способам, самоисцелению способствует подчинение страха смерти своей воле.

Если вы верите в жизнь после смерти и чувствуете себя комфортно, зная, что все это еще далеко, тогда вы в хорошей форме, чтобы жить без страха. Нейтрализация ужасного страха смерти — наиболее важный шаг в наслаждении жизнью.

В 1990 году я начал использовать китайские травы. Это направление, созвучное с восточной концепцией внутреннего баланса и гармонии; также используется для обретения здоровья. Изменив диету и частоту приема пищи, я почти не ем красного мяса, увеличил количество фруктов, овощей и риса принимаю пищу часто, но небольшими порциями. Я продолжаю придерживаться таких режимов и убедился, что это ведет к гармонии души и тела.

Автор книги «Любовь, медицина и миражи» (Love, Medicine and Miracle) Берни Сигала (Bernie Siegel) пишет: «Наука учит нас, что мы должны видеть, чтобы верить, но мы также должны верить, чтобы видеть. Мы должны быть восприимчивы к возможностям того, что пока необъяснимо с научной точки зрения, в противном случае мы эти возможности не используем».

Не выполняйте тяжелую работу по самоисцелению в одиночку, включите в этот процесс близких, друзей. Сотрудничайте с врачами, которые хотят вам помочь, как с партнерами, примите на себя ответственность за ваше собственное здоровье и жизнь, используйте болезнь — этот вызов судьбы — как возможность для внутренней работы».

Всегда есть надежда

О своем опыте преодоления СПИДа на страницах журнала «Континуум» рассказывает бывший рок-музыкант Марк Гриффиц (Mark Griffiths, Франция);

«После многих лёт наркотической и алкогольной зависимости я получил ВИЧ-положительный диагноз в Институте Пастера в 1986 году — через шесть месяцев после внезапной смерти моей жены во время героиновой интоксикации в Швейцарии.

В то время мне повезло услышать от нескольких медсестер, что многие американцы, попав в такую же ситуацию, предпочли изменить свой образ жизни, занялись спортом, научились медитировать или расслабляться, чтобы укрепить свое здоровье, и продолжали жить много лет нормальной жизнью. Зерно надежды было посеяно, но этого было недостаточно для преодоления страха, который отравлял мою жизнь в течение последующих трех лет, хотя я и научился различным техникам релаксации и регулярно консультировался с психологом. В 1989 году в Женеве я познакомился с доктором Христианом Тал-Шаллером (D-r. Christian Tal-Schaller) — первопроходцем холистической медицины[20], соучредителем процветающего медицинского фонда, занимающегося просвещением по вопросам использования отпущенных самой природой возможностей сохранения здоровья. Он был издателем многих книг на эту тему, включая перевод книги Боба Оуэна (Bob Owen) «Излечение от СПИДа», и других изданий, подтверждающих возможность избавления от этой якобы неизлечимой болезни. Этот отважный ученый и двое других его коллег в тот период опубликовали книгу «Надежда в период заболевания СПИДом», которая являла собой синтез различных холистических методик, используемых при поддержке ВИЧ-положительных людей практикующими врачами многих стран мира. Там была и небольшая информация о профессоре Питере Дюсберге, публикации которого ранее не производили на меня особого впечатления. Женевские СМИ и пресса геев осмеяли эту книгу, но ее содержание легло в основу уроков, которые навсегда изменили мою жизнь.

После знакомства со Многими новыми людьми и концепциями я понял, что сам в первую очередь отвечаю за свое здоровье, и открыл философию «лечения человека в целом», которая укрепляет природный иммунитет, а не подавляет отдельные симптомы болезни. Я восстановил физическую форму и впервые в моей взрослой жизни открыл реальный смысл благополучия.

В течение этого периода я начал многое менять в своей жизни. Я глубоко познал множество ранее неизвестных мне методик оздоровления.

Труднее всего было осознать то, что перемены к лучшему возможны. Но оказалось, что исцеление — это не чудесный, чистый, стерилизованный процесс вроде глотания пилюль. Моя подруга, вылечившая себя от рака, говорила, что ощущение было такое, словно всю ее жизнь пропустили через стиральную машину. Это процесс, в котором мы не ‘сможем спрятать грязь, выходящую наружу, и требуется мужество и смирение для того, чтобы поддержать себя и научиться любви и терпению, что является жизненно необходимым. Страх перемен и неизвестности всегда трудно перебороть, однако без этого не обойтись, если вы тяжело заболели. Считаем ли мы себя полностью сформировавшимися людьми в день, когда покидаем дом, оканчиваем школу, университет, или жизнь является для нас беспрерывным процессом роста и учения — вот выбор, который может сделать каждый. Я искал и, как мне скажется, находил ответы на эти вопросы в серьезной внутренней работе.

В течение раннего периода самопознания я наблюдал интересное явление, которым, наверное, стоит поделиться с вами. С 1986 по 1993 году я шесть раз проходил тестирование крови на ВИЧ. К 1990 году я пребывал в отличном здравии. Но количество моих Т4-клеток было на уровне 250 — намного ниже, чем «начальные» 1250 в 1986 году. Чему я должен был верить в этой ситуации? Моим собственным ощущениям и действительному улучшению самочувствия или СПИД-медикам, утверждавшим, что я неуклонно продвигаюсь к СПИДу, потому что количество Т4-клеток уменьшается? Я решил доверять своей интуиции и вновь обретенной уверенности в своих силах.

В 1991–1993 годах я ездил в США, чтобы пройти детоксикацию с помощью трехнедельных программ по здоровому витанию в специализированных центрах в Калифорнии н Флориде. Я использовал пребывание там, чтобы сделать анализ крови до и после своего лечения.

Каждый раз, возвращаясь, я чувствовал себя удивительно хорошо — просветленным, вновь наполненным кислородом и полностью здоровым. А количество Т4-клеток по-прежнему уменьшалось. В первый раз в Париже СПИД-доктор, пытаясь испугать меня, сказал: «Предположим, вам становится лучше, но количество ваших Т4-клеток падает. Таким образом, натуропатия и остальные ваши приемы лечения не срабатывают».

Но уже через полгода уровень этих клеток был выше, чем их количество до начала курса лечения. В последующие два года все повторялось по тому же сценарию и с тем же результатом. Уровень клеток иммунной системы ежегодно повышался. К 1993 году у меня было уже до 850 клеток на 1 куб. мм крови.

Пока я медитировал в церкви в Париже, кто-то украл у меня сумку, содержащую все мои медицинские бумаги с 1986 года. Простите мне такое предположение, но, очевидно, это был перст Божий. С тех пор я никогда не подвергался никаким анализам на ВИЧ-инфекцию, так как понял, что они все недостоверны.

Сегодня я совершенно уверен в своей способности разобраться в сигналах со стороны моего организма, хотя если что случится:, то и к врачу обращусь за советом. Но только не по поводу ВИЧ.

Летом 1990 года я прочел в журнале «Policy Review» статью «Является ли вирус СПИДа научной фантастикой?», написанную Питером Дюсбергом и Брайном Эллисоном. Эта статья дала окончательные ответы на вопросы, которые я пытался разрешить, и доказательно объясняла с научной точки зрения условия выжигания ВИЧ-положительных людей, успешной терапии, философию здоровья и очевидность несостоятельности СПИД-науки. Последняя часть статьи называлась «СПИД-учение», и сделанные там выводы легли в основу обсуждения на проходивших затем в течение пяти лет публичных конференциях е моим участием по вопросам выживания при СПИДе, учениях о здоровье, СПИД-диссидентской науке, которая всегда игнорировалась и презиралась медицинским истеблишментом и средствами массовой информации.

К тому времени я был единственным человеком с ВИЧ-положительным диагнозом во Франции, кто выступал публично о необходимости просвещения по вопросам здоровья для пациентов со СПИДом, и первым, кто переводил работы ученых СПИД-диссидентов на французский язык. Среди таких сенсационных сообщений были статьи П. Дюсберга, Б. Эллисона, Невила Ходжкинсона, перевод рукописи доктора Роберта Уилнера (D-r. Robert Willnec) «Абсолютный обман», статья Стефана Ланки «ВИЧ — реальность или миф?» (Continuum, 4, № 1) и масса другого относящегося к данной теме материала.

Работа по пропаганде идей СПИД-диссидентов продолжается и сегодня, она всегда была добровольной, и многие люди ради нее объединились, делая отличные переводы. Французские издания, освещающие проблемы натуропатической медицины, отваживались опубликовать некоторые материалы.

В течение этого периода я также научился уделять время личной жизни, наполненной переживаниями, и с удовольствием отмечал, как начинают заживать старые раны в моей семье и в моей судьбе, нанесенные мне медицинским диагнозом. Поездки по Европе и США, проведение конференций и хлопоты, связанные с созданием информационной сети, которые занимают полный день, хотя и не дают никаких доходов, не заставили меня отказаться от реализации своих проектов и осуществления многих мечтаний.

Сегодня я живу со своей подругой Сильвией (оба мы ВИЧ-положительны и здоровы) и пятилетним сыном Сильвии Артуром (его ВИЧ-положительный диагноз изменился на ВИЧ-отрицательный, когда ему был год, благодаря альтернативному лечению) в прекрасном месте на юго-западе Франции. Мы возделываем большой участок, помогаем в уходе за имением площадью 40 акров, принимаем у себя гостей, в том числе с ВИЧ-положительным диагнозом, а также людей, ухаживающих за ними, их семьи, друзей, большое количество врачей, интересующихся альтернативными подходами к СПИДу и принципами холистического здоровья. Для нас сейчас более важно позаботиться о том, чтобы постепенно интегрироваться в местное сообщество, чем навязывать кому-либо сенсационные открытия СПИД-диссидентов, хотя я полностью на их стороне.

15 ноября 1996 года мы создали благотворительную организацию, куда вхожу я, Сильвия, врачи, психологи, священники и многие друзья, поддерживающие нас. Они видят, что мы живем хорошо, несмотря на когда-то поставленный нам диагноз. Мы также создали первую франкоязычную газету о СПИДе и здоровье, на которую нас вдохновили журнал «Континуум», общественные организации. Переоценка СПИДа» и «HEAL». Продолжаем публичные выступления, для того, чтобы рассказать людям о нашем личном опыте выздоровления, проводим конференции, дискуссии, демонстрируем некоторые из СПИД-диссидентских видеофильмов. Я даже вернулся к моей верной бас-гитаре, чтобы играть со своими друзьями рок и блюз. Планируем в скором времени совершить трехмесячную поездку по Индии.

Я делаю все от меня зависящее, чтобы продолжать работу над собой, общаясь с различными группами интересных мне людей, — этот подход преобразил и продолжает изменять мою жизнь с 1989 года. Если в тот период главной мотивацией моих поступков был страх перед СПИДом, то сейчас, благодаря накопленному опыту, основной целью стала любовь к жизни. Сегодня я овладел немалым опытом, который дает мне больше свободы, чем на начальном этапе моего самопознания.

По моему мнению, неспособность человека к переменам — основная причина любой болезни. Научитесь любить себя, других, оставаться свободными и живыми.

Любви вам всем и долгой жизни, успеха журналу «Континуум» и всем тем самоотверженным^ и преданным людям, которые жертвуют многим и делают все, чтобы завершить трагический период в истории медицины, связанный с гипотезой ВИЧ/СПИДа.

У меня есть надежда, что на руинах СПИД-науки возникнет новая сила для создания гармонии между практикующей медициной, основанной на лечении, и профилактической, основанной на просвещении, которое уменьшило бы количество медицинских вмешательств, вызванных заболеваниями, в том числе связанных со СПИДом. Эти возможности восстановления и сохранения здоровья дополняют друг друга, а препятствиями здесь являются главным образом финансовые интересы — риск убытков, которые понесут фармацевтические компании и другие причастные организации в случае прекращения «борьбы» со СПИДом».

Опыт ВИЧ-положительных россиян

Информации об опыте ВИЧ-положительных россиян, которые пытаются преодолеть «аксиому» преждевременного угасания после такого диагноза, к сожалению, не так много. До крайней мере, в тех официальных СПИД-изданиях, которые известны авторам, не удалось найти ничего подобного. Тем, очевидно ценнее примеры, о которых рассказали в разное время некоторые российские СМИ. Одна из таких историй, опубликованная в «Московском комсомольце» (2000, № 2), показательна в том смысле, что, независимо от страны проживания и национальности, человек, попавший в такую ситуацию, может или покорно принять вынесенный ему СПИД-врачами приговор, или попытаться поступить вопреки уготовленному сценарию.

Герой публикации — молодой человек, так называемой нетрадиционной сексуальной ориентации, по всей видимости, доброжелательные и эрудированный, имел много друзей, среди которых были ВИЧ-положительные. По молодости лет для него важнее всего были доверительные отношения с такими партнерами, ради которых он шел на риск получить такой же диагноз. И, в конце концов, это случилось.

Но в отличие от большинства людей, которые впадают в отчаяние и депрессию после такого поворота судьбы, этот человек говорит, что он стал совсем по-иному относиться к жизни — ценить каждый день, каждую минуту, научился радоваться каждому прожитому дню. Каждая встреча друзей воспринималась ими как, может быть, последняя в жизни.

Теперь он знает, что с таким диагнозом можно жить столько, сколько отпущено природой. Молодой человек считает, что примерно для половины людей ВИЧ-положительный диагноз — роковой момент, и они смиряются с неизбежностью близкой смерти. Для других это момент истины, открывающий возможность пересмотреть ценности жизни: такие люди отметают все суетное, стараются делать добро другим, открывая в себе нечто новое и не изведанное ранее. Он особенно ценит тех, кто не изменил к нему доброго отношения.

С этим диагнозом молодой человек живет уже не первый год. Из питания больше внимания стал уделять витаминам, однако никаких лекарств не принимает.

Многие его знакомые любое нарушение здоровья склонны связывать с возможным заражением ВИЧ и очень по этому поводу переживают. Он же считает, что основное условие жизнестойкости — знание: чем больше информации, тем легче ориентироваться в такой непростой ситуации, в которую он попал.

И все-таки этого молодого человека угнетает, что некоторые знакомые общаться-то с ним общаются, но из одной чашки, к примеру, пить боятся.

— То, чего я достиг в понимании самого себя и жизни всего за год после диагноза, — говорит герой публикации, — я не мог раньше достичь и за 5 лет.

Он надеется дожить до времени, когда будет найдено лекарство от ВИЧ.

Еще одна история молодого москвича:

«В конце октября 1988 года меня привезли во 2-ю клиническую инфекционную больницу на Соколиной Горе[21].

Медсестра записала в карточку мои имя, фамилию, адрес и проводила в палату. Я не знал, зачем меня привезли сюда и что будет дальше. Мне было тогда всего 18 лет.

Когда врач объявил мне, что у меня обнаружен ВИЧ, после жуткого стресса началось тихое сползание в безразличие и страх. Однако СПИДа у меня не было. Никто из людей знающих не счел нужным мне об атом сказать, никто не раскрыл мне тайны, что, до того как разовьется СПИД, ВИЧ-инфицированный человек может жить долгие годы и при этом чувствовать себя хорошо.

В конце 1991 года произошла очень важная для меня встреча с Геннадием Александровичем Крименским, который, выслушав мою историю, сказал: «Работать надо, юноша, и, если хочешь, мы можем работать вместе». Через год мы создали общество «Мы и вы» — первую в России организацию, в создании и работе которой участвовали ВИЧ-инфицированные люди.

Почти все живущие с ВИЧ и СПИДом жалуются, что из-за заражения приходится рвать контакты, чтобы кто-то не узнал об инфекции. Ситуация безвыходная. И лекарств нет» и тебя либо просто боятся, либо боятся и изгоняют.

Чуда мне увидеть не довелось. Мои знакомые и друзья постепенно заболевают и умирают. Я знаю, что умру раньше отпущенного мне срока, но ведь сегодня я еще жив, мое тело слушается меня, мой разум достаточно ясен. У меня есть семья, работа и друзья. Сегодня я живу с вами. И завтра буду жить с вами, а вы со мной. И да хранит нас Бог». (Письмо опубликовано в газете «Здоровый город, здоровье москвичей», 1999, № 5, со ссылкой на журнал «Итоги»),

В одной из московских муниципальных газет («Дегунинские вести», район Восточное Дегунино) была напечатана следующая история другого молодого человека, попавшего в аналогичную ситуацию:

«Я не помню, кто мне сообщил эту новость… В сознании только пульсировало страшное слово — «СПИД». Пустота™ Почему я? За что?

Я вышел из больницы и пошел к своей девушке. Что будет с ней, я не знал. Аня открыла дверь, и мне казалось, что все стало ясно без слов. Мы обречены. В

этот день мы похоронили мечту всей нашей жизни — у нас никогда не будет детей. На следующий день о нашей болезни узнали родители. Маму увезли в больницу с сердечным приступом. Это были самые страшные дни в моей жизни.

Минул год. Я жив, жива и Аня. Теперь у нас есть надежда. Я понял многое: СПИД не значит смерть. СПИД — это расплата за беспечность. Я готов принять это испытание. Я выдержу его благодаря поддержке друзей и родителей. Именно сейчас я понимаю, как люблю их и как они любят меня.

У человека должна быть надежда. У меня она есть. Я искренне верю, что скоро будет изобретено лекарство от СПИДа. Мы с Аней не можем так нелепо уйти из жизни. Я это точно знаю».

Авторы надеются, что эти и другие люди, которых сделали ВИЧ-положительными, познакомившись с альтернативной информацией по поводу ВИЧ/СПИДа, может быть, усомнятся в неизбежности своей досрочной смерти от несуществующего вируса. При этом опыт, который они приобрели в период сложной житейской ситуации, наверняка поможет им в дальнейшей жизни. И дай бог, чтобы она была настолько долгой, насколько им отпущено природой, а не СПИД-медициной.

ВРАЧ ЗА ВАС ИЛИ ПРОТИВ?

Но пока работает машина недостоверной ВИЧ-диагностики и пагубной терапии, каждый человек может стать очередной жертвой «эпидемии», широкий размах которой нам гарантируют в ближайшем будущем. Очень многое в этом случае зависит от профессионализма и человеческих качеств врача.

В этой связи мы вновь обращаемся к опыту зарубежных специалистов, так как в России, судя по всему, из-за недостаточного информирования медицинских работников, пациентов, общественности о разработках, опровергающих доктрину СПИДа, у людей нет выбора, и они рискуют собственной жизнью подтвердить настойчиво пропагандируемую незыблемость искусственной формулы «ВИЧ— СПИД — смерть».

Один из активных противников этой теории доктор Майкл Эллнер (об исследованиях которого рассказывалось в главе «Зачем людям нужен СПИД») на страницах журнала «Континуум» делится своими наблюдениями и рекомендациями по вопросам взаимоотношений врача и пациента, который попал «под прицел» СПИД-медицины.

«С 1982 года десятки тысяч людей приходили на собрания нашей организации «HEAL» в Нью-Йорке» чтобы познакомиться с альтернативным подходом к здоровью и лечению. Здесь им помогают оценить реальные факторы риска для здоровья и, если люди согласны с нашими убеждениями, обеспечивают контакт с теми специалистами, которые осуществляют альтернативное лечение СПИДа.

Искусственно созданная СПИД-ортодоксами— Зона СПИДа, как мы уже отмечали, представляет собой результат массового гипноза, психологической зависимости, приводящих к отчаянию и беспомощности всех, кто по незнанию попадает в эту Зону. Это представляет, с моей точки зрения, чрезвычайно опасную угрозу развития СПИД-ассоциированных заболеваний. Большинство людей, и прежде всего ВИЧ-положительные, совершенно не подозревают о причинах этого самогипноза. Именно избавление от навязываемых нам стереотипов, пожалуй, самое важное, что можно предложить людям.

Чтобы оценить степень воздействия на вас СПИД-гипноза, проведите такой простой тест, ответив на ряд вопросов:

1. Испытываете ли вы постоянный страх перед ВИЧ/СПИДом, а также болезнью и смертью?

2. Проходите ли вы по собственной инициативе тестирование на антитела к ВИЧ, количество Т4-клеток и т. п.?

3. Подвергаетесь ли вы какому-нибудь лечению от ВИЧ-инфекции?

4. Считаете ли вы, что каждый симптом или проблема со здоровьем являются для вас признаком ВИЧ/СПИДа или близкой смерти?

Если вы ответили утвердительно хотя бы на один из этих вопросов, то, скорее всего, вы находитесь под воздействием Зоны СПИДа, даже не сознавая этого. Это опасно, поскольку в такой ситуации люди нередко совершают ошибки.

К сожалению, вырваться из Зоны трудно. Но и этого мало. Было бы разумно убедиться, что сам лечащий врач не является слепым приверженцем СПИД-ортодоксальной медицины. Он должен видеть в больном человека с проблемами здоровья, а не заведомо обреченного пациента. Такой подход был пренебрежительно отклонен представителями официальной СПИД-медицины. Мы советуем людям избегать их всех вместе и каждого в отдельности. Нужно найти такого врача, который определит, что на самом деле угрожает вашему здоровью, и сделает все возможное, чтобы вам помочь.

Мы советуем больным или находящимся под угрозой СПИД-ассоциированных заболеваний реально осознавать опасность, которую несет клеймо ВИЧ-инфицированного. Это постоянный сильный страх, социальная изоляция, безжалостное программирование на заболевание и смерть, а также то, что, как правило, любая ваша проблема со здоровьем и вообще в жизни будет восприниматься через призму этого диагноза.

Поэтому, прежде чем рассматривать вопрос о том, какая помощь вам нужна, важно спокойно оценить состояние своего здоровья. Поскольку все тесты на антитела к ВИЧ и все остальные приемы СПИД-диагностики недостоверны и антинаучны» то, если вы еще не проходили ВИЧ-тест, не делайте этого никогда!

Мы, как и многие другие здравомыслящие специалисты, считаем все ВИЧ-положительные результаты тестов ошибочными. Такой результат может быть одним из признаков возможной угрозы здоровью, но никак не смертным приговором. Поскольку не существует подтверждений, что ВИЧ вообще когда-либо был выделен, то вам нет основания считать себя ВИЧ-инфицированным, если вам поставили такой диагноз.

Чтобы помочь лучше оценить отношение вашего врача к себе как к пациенту, я предлагаю вам свой тест.

Если вы здоровы во всех отношениях, кроме того, что протестированы ВИЧ-положительно, вы должны задать врачу прямой вопрос: «Говорят, что мне грозит СПИД. Считаете ли вы, что я могу с таким диагнозом прожить долгую и здоровую жизнь?» Если врач ответит что-либо кроме «да», ничего, кроме вреда, он вам не принесет и лечиться у него нельзя.

Если у вас обнаружили СПИД-ассоциированное заболевание, то вы должны спросить врача: «На ваш взгляд, я смогу все-таки восстановить свое здоровье?» Если врач начнет вам говорить, что, мол, чудес не бывает и еще никто от этих заболеваний не излечивался, но если принимать антивирусные препараты, то можно отдалить летальный исход, и т. п., — уходите от него немедленно. Найдите другого специалиста (медицинскую организацию), чтобы лечить эти недуги, которые являются давно и хорошо изученными болезнями и во многих случаях поддаются лечению при грамотной терапия.

При многих заболеваниях официальная медицина является спасительной для человека. Но она способна помочь излечиться только от реальных болезней, а не от мифического ВИЧ.

Специалисты по СПИДу, которые как бы помогают вам вести войну с этим вирусом, могут только навредить и в конце концов сократить вашу жизнь.

Не менее важно, чем любые лекарства, заниматься самообразованием, изучать альтернативные направления, подвергать сомнению навязываемые нам «аксиомы» ВИЧ/СПИДа, избегать всех медицинских работников, СПИД-активистов и т. п., которые стремятся вольно или невольно сделать из нас заложников безумной идеи ВИЧ-заболевания».

ПСИХОСОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ДИАГНОЗА

Свои рекомендации пациентам, которым поставили ВИЧ-положительный диагноз, дают психологи Тайс Маасен Петер, ван Роойен (Амстердам) и психиатр Элеонора Владимирова (Москва).

Хотя их точка зрения на ВИЧ/СПИД-гипотезу, изложенная в журнале «ВИЧ-инфекция и СПИД. Справочник» (М., 2001) в основном не расходится с общепринятой, но, по мнению авторов, многие советы этих специалистов могут быть полезны для людей с диагнозом «ВИЧ+».

«У человека, пораженного ВИЧ-инфекцией, — пишут эти авторы, — меняется не только физическое состояние, но и мысли, чувства, взаимоотношения с другими людьми. Поэтому говорят, что у ВИЧ-инфекции есть психосоциальные аспекты. Термин «психо» имеет отношение к тому, что человек думает и чувствует; «социальные» — характеризует отношение заболевшего с окружающими.

Диагноз «ВИЧ инфекция» и «СПИД»

Сообщение о диагнозе ВИЧ-инфекции и СПИДа может по-разному повлиять на жизнь как самого заболевшего, так и близких ему людей. Кто-то уже предполагал, что у него в организме есть вирус, для многих других это является неожиданностью. Тем не менее, такой диагноз для любого человека — чрезвычайное событие в жизни. Он, как правило, испытывает растерянность, страх, тревогу и в конечном счете остается наедине с неизлечимой болезнью.

Образ жизни пациента

Кто более всего подвержен заражению ВИЧ? Гомосексуалисты, лица, употребляющие наркотики, проститутки. Общественное мнение с большим трудом воспринимает подобную ориентацию. Возникает реальная опасность того, что к получившему ВИЧ-инфекцию будут несправедливо относиться как к человеку, ведущему неправедный образ жизни.

Опасность дискриминации и отторжения обществом

Есть люди, и их немало, которые делают вид, что проблем ВИЧ-инфекции и СПИДа в общественной жизни не существует. Им проще и удобнее считать эти проблемы уделом лишь небольшой части общества, живущей в соответствии со своими весьма специфическими интересами. Людям с ВИЧ-инфекцией иногда приходится встречаться и с проявлениями настоящей дискриминации, например со стороны коллег, соседей, просто знакомых. Это крайне болезненно переносится ими, глубоко задевает членов их семьи и друзей. Бывает очень сложно защитить себя или ближнего от подобного отношения.

Психологический кризис после постановки диагноза «ВИЧ-инфекция»

У большинства людей после постановки диагноза ВИЧ-инфекции развивается психологический кризис, который характеризуется чувством растерянности, страха, подавленности. Человек боится болезни, ее многочисленных последствий и смерти. Он не знает; как жить дальше, не представляет себе, кому и что должен говорить» боится заразить других людей, опасается, что уже кого-то заразил. Появляются мысли о возможной дискриминации, потере работы и средств к существованию. Инфицированный человек начинает бояться одиночества и зависимости от других людей. Кажется, что придется изменить одновременно личную и сексуальную жизнь, дружеские и семейные отношения, возможно, искать другую работу. Пошатнулось все, в чем у человека была уверенность, на что он опирался в настоящем и рассчитывал в будущем.

Преодоление кризиса

Человек, переживающий кризис, теряет ощущение психической устойчивости и должен снова найти равновесие. Каждый делает это по-своему, но в общих чертах ситуации обычно схожие. Кризис можно схематично разделить на несколько фаз.

Когда человек впервые узнает диагноз, он должен прежде всего отдать себе отчет в том, что ситуация тяжелая, но не исключительная. С ней сталкивались уже многие. Спрашивайте! Задавайте вопросы! Казалось бы, это просто, но на практике это удается далеко не всем. Обычно, находясь в состоянии психологического кризиса, люди не усваивают информацию во всей ее полноте. В этой фазе эмоции могут быть очень сильными. Одни впадают в панику, другие испытывают чувство ужаса и горя, третьи обескуражены («это неправда!»). Некоторые поначалу реагируют холодно и сдержанно и лишь позднее проявляют свои эмоции. С течением времени известие о диагнозе все глубже проникает ъ сознание человека, что сказывается на психологическом состоянии.

Кому рассказать?

В этот период люди часто уходят в себя. Они не хотят видеть окружающих, долго лежат в постели, иногда почти ни с кем не разговаривают. Мысли могут возвращаться к прошлому, «когда еще все было хорошо». Иногда человек на какое-то время «принимает» мысль о том, что у него ВИЧ-инфекция, а затем снова не может смириться с этим. Однако понемногу, постепенно люди сживаются с этой новостью, приспосабливаются к ней. Здесь нередко на смену прежним чувствам приходит безразличие. Кто-то может испытывать озлобление, например, по отношению к врачу, который не в состоянии вылечить ВИЧ-инфекцию. Со временем смягчится и это.

Рано или поздно практически каждый находит свой способ сосуществования с болезнью. Жизнь продолжается, хотя многое в ней теперь изменилось. Ищет ли человек помощи у других при наплыве эмоций, находит ли он ее? Это лишь краткое описание того, как протекает переживание психологического кризиса. Может быть, кому-то это покажется знакомым; но не исключено, что в вашем случае это происходило иначе. Как бы то ни было, преодоление кризиса требует времени — большего или меньшего. Большинство приспосабливается к жизни в новых условиях в течение первых шести месяцев.

Кризис может повториться

ВИЧ-инфекция вносит в жизнь потери и ограничения. Сегодня пациенту приходится отказаться от занятий спортом, а завтра, возможно, он окажется перед необходимостью искать новую работу. Каждое такое событие снижает психологическую устойчивость, и человеку снова приходится приспосабливаться к новой ситуации.

Это очень непростой вопрос. Иногда не хочется делиться этим ни с кем, иногда, напротив, возникает желание рассказать о своих проблемах каждому. Это нормальные реакции. Очень хорошо иметь с кем-то доверительные отношения и быть уверенным, что твои переживания будут поняты. Поэтому стоит подумать о том» кто важен для вас и почему. Кроме того, решите для себя, что именно вы хотите рассказать. Доверенному лицу можно сказать, что означает для вас это заболевание и какую поддержку вы ожидаете получить. Если у вас совсем немного признаков болезни и внешне ничего не заметно, не обязательно посвящать в это посторонних людей (например, работодателя).

Затем можно подумать, хотите ли вы рассказать об этом другим людям.

Нужно иметь в виду, что первая реакция у них бывает очень бурной. Могут проявиться такие эмоции, как страх,1 горе и растерянность. Им тоже необходимо осознать и пережить это сообщение, поэтому понадобится время для того, чтобы они смогли вам помочь. А у вас может появиться чувство, что от вас сразу же отступились. Некоторые люди не хотят смириться с тем, что у их друга или члена семьи ВИЧ-инфекция. Такая реакция может причинить вам боль, особенно если вы рассчитывали на их поддержку. С другой стороны, в вашей жизни могут появиться новые люди, с которыми у вас будет взаимопонимание.

Быть хозяином своей Жизни

Для многих людей самое сложное при болезни — это сознание своего бессилия, зависимости от других и потеря ощущения, что ты хозяин собственной жизни. Отчасти это так. С развитием болезни многое дается труднее. Как можно продлить не зависимое от других существование? Что предпринять, чтобы подольше самостоятельно себя обслуживать, самому принимать решения в отношении лечения, финансовых вопросов, страховки, завещания? Как справиться с делами и кто в этом может помочь?

Жить настоящим

Возможно, вас заботят болезненные воспоминания прошлого, может волновать будущее. Однако, думая постоянно о вчерашнем и завтрашнем дне, многое упускаешь в сегодняшнем своем существовании. Это в общем-то естественно, но очень жаль, что так происходит. Вот простой пример: вы уютно устроились на диване с чашкой кофе и интересным журналом. Играет любимая музыка. Тем не менее, вы страшно озабочены необходимостью посещения врача, которое должно состояться на следующей неделе. Вы сосредоточены на будущем и совсем не уделяете внимания настоящему. А значит, не получаете от него удовольствия.

Умению получать удовольствие от приятных сторон жизни можно и нужно научиться. Для этого следует сознательно и регулярно направлять внимание на то» что происходит «здесь и сейчас». От мыслей о предстоящем визите к врачу можно постараться отвлечься с помощью, скажем, следующих доводов: нет смысла беспокоиться заранее, как, впрочем, и в момент посещения врача, В любом случае мне помогут, подскажут, что делать. А сейчас я сижу на диване, и мне хорошо… Разумеется, не может быть единого рецепта на все случаи жизни. Каждый раз нужно искать свои аргументы, свой способ ухода от мучительных и бесплодных раздумий.

Вернемся к примеру с посещением врача. Если первая попытка отвлечься не удалась, попробуйте для себя уяснить, что именно вы хотите сообщить доктору, какие вопросы намерены ему задать. Действуя, таким образом, вы сможете уйти от пустого пережевывания мыслей о предстоящей встрече и выстроить ее конкретный план. А затем снова вернуться к реальности, чтобы насладиться интересной книгой или музыкой. Если попытки самоубеждения малоэффективны, попросите совета у психотерапевта или психолога. Овладев этим подходом, вы сможете расслабиться и получать удовольствие от происходящего в настоящем.

Надежда

Надежда — это то, что поддерживает человека в любой, даже самой тяжелой ситуации.

Всегда остается шанс, что надежда в один прекрасный момент может стать реальностью. Применительно к обсуждаемой нами теме не потерять надежду иногда бывает нелегко. Статистика или мнение врача о прогнозе болезни способны ее поколебать, а у кого-то и отнять. Мы хотим предостеречь вас: не поддавайтесь пессимизму. Жизнь с надеждой нужна всегда и всем. Представление о том, что человеку с ВИЧ-инфекцией и СПИДом надеяться не на что, по меньшей мере, недальновидно. Если человек будет контролировать себя и правильно лечиться, то впереди у него еще десятки лет жизни. Он успеет завершить свое образование, сделать карьеру, приобрести новых друзей, вступить в брак…

Поиск помощи

Чаще всего человек, узнавший, что у него ВИЧ-инфекция, впадает в состояние полной растерянности и опустошенности. Ему необходимы помощь и участие. Но тут нередко выясняется, что люди из его ближайшего окружения заняты решением собственных проблем. Иногда большее удовлетворение приносит обращение за профессиональной медицинской помощью.

Человек с таким заболеванием не может постоянно отказываться от помощи других. Однако многим людям неловко обременять окружающих заботой о себе. Не хочется также согласиться с мыслью о своей зависимости, кто-то рассматривает это как некую капитуляцию.

Эти соображения нужно отбросить! У каждого есть право на получение помощи. Попросить о ней не стыдно… И такая просьба— это признак не слабости, а, скорее, самостоятельности. Так больной заботится о том, чтобы сохранить свои силы, вести достойное существование. Иногда можно получить поддержку от «собратьев по несчастью». Но все-таки большинство решений лучше принимать самому…

Испытание СПИДом

ВИЧ-инфекция порождает много эмоций не только у заболевшего или его окружения, но и в обществе в целом. Обострилось отношение многих к проблемам секса, болезни и смерти. Наряду со сложными и мрачными сторонами ВИЧ-инфекция способна внести в жизнь некоторых людей и нечто положительное. Нередко более глубокими и теплыми становятся дружба» общение, интимные отношения. Все зависит от того, как осознал человек свою болезнь и как приспособились к ней он и окружающие его люди. Разумеется, это не уменьшает тяжести сложных ее сторон, которые могут быть болезненными и унизительными. Но в любом случае стоит вспомнить, что каждая ситуация должна рассматриваться с разных позиций, и будет ошибкой для больного видеть все в черном цвете. Может быть, правда то, что ВИЧ-инфекция испытывает заболевшего и его окружение, несет в себе какой-то вызов. Каждый кризис, который мы переживаем в своей жизни, предлагает нам возможность учиться и расти».


Примечания:

1

Люк Монтанье — профессор Института Пастера (prof. Luc Motagnier, Paster Institute, Франция), считающийся первооткрывателем ВИЧ наряду с американским ученым-вирусологом Национального института рака доктором Робертом Галло (D-r. Robert Gallo, National Cancer Institute).

Прим. верстальщика:

Люк Монтанье родился в городе Шабри около Тура в семье бухгалтера. Его отец был энтузиастом науки и по выходным занимался экспериментированием в подвале собственного доме. Монтанье окончил колледж Шатейеро и в 1953 году закончил Университет Пуатье, где получил эквивалент бакалавра в естественных науках. Через два года он окончил Университет Парижа со степенью магистра. Затем он работал ассистентом на факультете наук в Сорбонне и преподавал на кафедре физиологии, где в 1960 году защитил диссертацию. В том же году Монтанье получил позицию в Национальном центре научных исследований (CNRS), но предпочёл поехать в Великобританию на научную стажировку, где проработал три с половиной года в Карсхэлтоне.

Вместе с Сандерсом (F. K. Sanders) Монтанье изучал вирусную РНК и обнаружил, что в результате репликации одноцепочечной РНК может образовываться двухцепочечная. Это является необходимым шагом в последующей обратной транскрипции и образовании ДНК, что позволяет вирусу встраиваться в генный материал клетки хозяина. Это явилось важным открытием вирусологии того времени.

С 1963 по 1965 Монтанье работал в Институте вирусологии в Глазго (Шотландия) с Яном Макферсоном, где в 1964 году обнаружил, что агар, гелеобразный эктракт из красных водорослей, является прекрасным субстратом для культивирования раковых клеток. Эта методика стала классической в исследованиях онкогенов и клеточной трансформации.

В 1965—1972 годах Монтанье был директором лаборатории в Институте радия (ныне Институт Кюри) в Орсэе. В 1972 году он основал и стал директором отдела вирусной онкологии в Институте Пастера. Основным научным направлением Монтанье стало исследование ретровирусов как потенциальной причины развития рака. Ретровирусы, которые содержат свою генетическую информацию в виде РНК содержат фермент обратную транскриптазу, которая синтезирует ДНК из РНК. Это позволяет вирусу встраиваться в клетку хозяина, но для собственного размножения вирус заставляет клетку хозяина пролиферировать, вызывая образование злокачественной опухоли. Кроме этого, Монтанье в сотрудничестве с Эдвардом де Мейером и Жаклин де Мейер выделил иРНК интерферона, являющегося первым противовирусным барьером организма. В дальнейшем это позволило проклонировать гены интерферонов и получить их в количестве достаточном для их исследования.

В 1983 Монтанье и коллеги опубликовали работу, в которой расшифровали новый вирус, названный ими LAV (“вирус, ассоциированный с лимфаденопатией”), позднее названный HIV (ВИЧ). За это Монтанье и его коллега Барре-Синусси в 2008 году получили Нобелевскую премию по медицине. Однако это присуждение вызвало разногласия в научном сообществе, так как одновременно и независимо с французской группой вирус был открыт американцем Робером Галло[1]. Робер Галло — автор нескольких вакцин против СПИДа, явный лидер в вирусологии на момент присуждения премии, считает глава Московского центра по борьбе со СПИДом Алексей Мазус.

2

Разновидность вирусов, жизнедеятельность которых имеет некоторые отличия от «обычных» вирусов.

Прим. верстальщика:

Ретровирусы (лат. Retroviridae) — семейство РНК-содержащих вирусов, заражающих преимущественно позвоночных. Наиболее известный и активно изучаемый представитель — вирус иммунодефицита человека.

После инфицирования клетки ретровирусом в цитоплазме начинается синтез вирусного ДНК-генома с использованием вирионной РНК в качестве матрицы. Все ретровирусы используют для репликации своего генома механизм обратной транскрипции: вирусный фермент обратная транскриптаза (или ревертаза) синтезирует одну нить ДНК на матрице вирусной РНК, а затем уже на матрице синтезированной нити ДНК достраивает вторую, комплементарную ей нить. Образуется двунитевая молекула ДНК, которая, проникнув через ядерную оболочку, интегрируется в хромосомную ДНК клетки и далее служит матрицей для синтеза молекул вирусных РНК. Эти РНК выходят из клеточного ядра и в цитоплазме клетки упаковываются в вирусные частицы, способные инфицировать новые клетки.

19

Мысленное представление какой-либо картины.

20

Направление медицины, рассматривающее человека как единую духовно-физиологическую субстанцию.

21

Центр по профилактике и борьбе со СПИДом.



Source: www.redov.ru


Мы в соц.сетях:


Читайте также

Добавить комментарий