Социологическое исследование спид – ВИЧ, СПИД
Социологическое исследование спид

Социологическое исследование спид

Ольга Бородкина, Николай Соколов, Кевин Ирвин

В настоящий момент российское общество переживает непростой этап развития эпидемии ВИЧ/СПИДа. Время диспутов на тему, является ли СПИД проблемой сугубо медицинской, давно прошло. Сегодня ни у кого не вызывает сомнений, что это заболевание имеет ярко выраженную социальную окраску. Вместе с тем социологических исследований, направленных на изучение социальных и социально-психологических аспектов СПИДа, по-прежнему чрезвычайно мало. Санкт-Петербург в этом отношении представляет скорее исключение. В течение 2000-2002 гг. сотрудниками факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета был проведен целый ряд исследований, направленных на изучение различных социальных проблем, связанных с ВИЧ/СПИДом.

Изучение проблемы социального самочувствия людей, живущих с ВИЧ

Среди этих исследований – несколько опросов населения, направленных на изучение отношения к эпидемии и уровню собственного риска, а также изучение проблемы социального самочувствия людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ). На последнем хотелось бы остановиться подробнее. Данное исследование проводилось в октябре-декабре 2001 г. сотрудниками и студентами факультета социологии СПбГУ при поддержке АНО «Биомедицинский центр» (директор А. П. Козлов). В его рамках в городском СПИД-Центре были проведены глубинные интервью с ВИЧ-инфицированными пациентами, результаты которых позволяют сделать некоторые выводы.

Практически все респонденты жаловались на отсутствие необходимого медикаментозного лечения. Таким образом, проблема обеспечения необходимыми медикаментами ЛЖВ имеет социальную окраску. Общество заинтересовано в длительном поддержании нормальной жизнедеятельности этой группы населения, учитывая трудоспособный возраст большинства пациентов. Очевидно, что обеспечение своевременным медикаментозным лечением должно стать, наряду с профилактикой, одной из приоритетных задач в области борьбы со СПИДом. Это потребует изменения политики выделения средств и создания нормативной базы для смешанного бюджетного финансирования, особенно в эпидемиологически неблагополучных регионах, к которым относится и Санкт-Петербург. Кроме того, административные структуры должны играть более активную роль в привлечении фармацевтических компаний к удовлетворению потребности в лекарственных препаратах ВИЧ-инфицированных пациентов.

Следующая проблема связана с обеспечением постоянной психологической поддержки. Психологи и социальные работники должны работать с людьми уже на стадии обследования на ВИЧ. Сегодня консультирование при прохождении теста обычно проводится врачом и носит достаточно формальный характер. При этом сам тест и его результаты для большинства людей оказываются сильнейшим стрессом. По словам одной респондентки, в тот момент, когда она узнала, что ВИЧ-инфицированна, она «оказалась в аду» («Действительно, как будто тебя на сковородке жарят»). За шоком следуют депрессия, страхи, чувство безысходности, постоянная тревога и мысли о скорой смерти, внешнее и внутреннее одиночество («У меня внутри все время есть чувство одиночества»), суицидальные настроения.

Большинство ЛЖВ не в состоянии самостоятельно справиться с возникшими у них психологическими проблемами. Они не могут адекватно оценивать сложившуюся обстановку, найти подходящую, социально приемлемую модель поведения. Достаточно часто это приводит к негативным поведенческим изменениям. Среди других распространенных социально-психологических проблем – трудности общения с окружающими, в том числе с близкими. Несколько респондентов прямо заявили, что жалеют о том, что сделали анализ на ВИЧ и узнали, что они инфицированы.

Все эти данные говорят о необходимости постоянного профессионального сопровождения ВИЧ-инфицированных и членов их семей. Думается, что основную роль в этих службах должны играть социальные работники, прошедшие специальный тренинг по работе с ЛЖВ и владеющие методами кризисного вмешательства. Работа с данной группой должна включать и социальную терапию, направленную на создание возможности самореализации, в том числе и путем вовлечения ЛЖВ в организацию помощи другим в качестве волонтеров.

Эта деятельность, уже практикуемая некоторыми негосударственными организациями, вполне себя оправдывает. Новые социальные роли, предлагаемые пациентам, наполняют их жизнь сознанием своей необходимости, что само по себе обладает значительным терапевтическим эффектом и дает силы для оказания помощи другим людям с ВИЧ. Безусловно, следует поддерживать развитие различных форм самопомощи, в том числе и групповой терапии.

В рамках исследования рассматривались также вопросы информационно-профилактической работы в области ВИЧ/СПИДа. В образовательный процесс должны быть вовлечены не только педагоги, но и валеологи, эпидемиологи, наркологи, психологи; следует более широко использовать перспективные технологии подачи информации («равный – равному», подготовка лидеров).

Важным направлением на этапе первичной профилактики специалисты считают работу со СМИ. Сотрудники анонимных кабинетов отмечают заметные всплески в количестве посетителей после прохождения различного рода материалов по теме ВИЧ/СПИДа в СМИ. ЛЖВ (более 60% респондентов), отвечая на вопросы о профилактике, также неоднократно указывали на недостаточность информации о путях и способах заражения ВИЧ, о реальной ситуации с распространением ВИЧ-инфекции и ее связи с рискованным поведением («Ну, даже в нашей компании (группа ПИН) все думали, что СПИД – это так далеко, это в газетах и журналах говорят», «У меня не было представления о масштабе»). Многие (50% опрошенных ВИЧ-инфицированных) отмечали отсутствие эффективной системы профилактики в подростковом возрасте.

Для предоставления конкретной информации по СПИДу ведущие организации, как правило, разрабатывают и издают собственные печатные материалы: бюллетени, брошюры, информационные листки и т.д. Однако тиражи подобных изданий незначительны в силу ограниченного финансирования. Необходима специальная информационная политика в области первичной и вторичной профилактики ВИЧ/СПИДа. Среди ее основных направлений – проведение просветительских кампаний, рассчитанных как на широкую аудиторию, так и на специфические группы (дети, подростки, молодежь, люди среднего возраста, наркопотребители, различные группы риска). При этом для каждой из целевых групп должны создаваться и тиражироваться профессионально разработанные печатные издания с учетом возрастных, гендерных и социальных особенностей. Следует также разработать эффективную модель распространения печатных материалов (не ограниченную лечебно-профилактическими и некоторыми образовательными учреждениями). Эти меры, по прогнозам специалистов, могут привести не только к снижению распространения рискованных моделей поведения, но и к снижению стигматизации со стороны общества и, как следствие, развитию новых форм взаимодействия с ВИЧ-инфицированными, в том числе и более активное вовлечение их в профилактическую деятельность.

В связи с этим ключевая задача современного этапа борьбы с эпидемией ВИЧ – в кратчайшие сроки разбудить социум, добиться от него адекватного восприятия риска и корректировки жизненной стратегии и практики. Стратегические направления, на которых может сконцентрировать усилия социологическая наука, сегодня выглядят следующим образом:

(1) упреждающая диагностика критических зон, в которых наблюдается стигматизирующий потенциал, проявляющийся в широком спектре конфликтов от дискриминации в трудовой сфере до прямого насилия в отношении ВИЧ-инфицированных;

(2) исследование специфики развития эпидемии в различных социокультурных средах, локальных сообществах и других слоях населения от особенностей восприятия и интерпретации рисков до моделей адаптации профилактических программ;

(3) оценка социальной эффективности нацеленных на борьбу с эпидемией мероприятий;

(4) инструментализация социальной информации о развитии эпидемии для целенаправленного воздействия на общественное мнение, в том числе на специализированные целевые группы, включенные в процесс принятия решений на различном уровне.

В качестве первоочередной отраслевой задачи в связи с этим представляется создание системы регионального (а в перспективе общероссийского) мониторинга социальной ситуации распространения ВИЧ-инфекции.

Изучение жидких наркотиков

В ноябре 2002 г. международная междисциплинарная группа ученых, включающая представителей кафедры социологии Санкт-Петербургского государственного университета, начинает исследования, направленные на изучение жидких наркотиков и связи способов их приготовления и употребления с риском заражения ВИЧ и гепатитом С. Данный проект будет проводиться в 12 городах России в течение трех лет. Ведущим научным сотрудником проекта и руководителем команды американских исследователей является Роберт Хеймер (Школа медицины Йельского университета). Российскую группу ученых возглавляет Андрей Козлов, директор «Биомедицинского центра» (Санкт-Петербург). Кроме того, в качестве консультанта приглашен Жан-Поль Грунд (UNAIDS).

В рамках проекта будет проводиться интервьюирование потребителей наркотиков, а также этнографические исследования процессов, сопровождающих употребление кустарных опиатов и амфетаминов, с целью лучшего понимания их вирусологической и социальной динамики. Проект финансируется Национальным институтом по проблемам злоупотребления наркотиками (NIDA, США).

Причиной проведения этой исследовательской работы стало понимание того, что хотя производство кустарных наркотиков в России идет на убыль, тем не менее существует ряд причин для изучения этих практик, важных с точки зрения снижения вреда.

Во-первых, производство жидких наркотиков до сих пор имеет место, и систематический, целостный анализ этих процессов остается жизненно необходимым, так как некоторые лабораторные исследования демонстрируют выживаемость вируса ВИЧ в ходе их производства. Таким образом, более углубленное и систематическое изучение этих процессов вызвано потребностью определения целого ряда возможностей заражения и выживаемости вируса ВИЧ и гепатита С в ходе приготовления и употребления (в том числе немедленного употребления (сразу после приготовления), а также распространения наркотиков в заранее наполненных шприцах).

Во-вторых, тщательный анализ социальных аспектов производства и употребления жидких наркотиков может дать материал, полезный и для потребителей иных видов наркотиков. Будни и ритуалы употребления наркотиков в эру кустарных препаратов послужили социальным фундаментом, на котором были построены современные практики потребления. Сегодня понимание этих процессов может помочь развить более стратегические способы распространения чистых шприцев и обучению менее рискованному поведению.

В-третьих, по мере того как происходят изменения на рынке героина, происходят они и в плане спроса на жидкие наркотики. Хотя употребление порошковых наркотиков резко возросло в России, в последнее время в некоторых регионах стала сокращаться доступность героина. Это может быть связано с недавними событиями в Афганистане, засухой в Юго-Западной Азии или усилиями государства по борьбе с оборотом наркотиков. Также эти нерегулярные образцы доступности отличаются в зависимости от региона, сезона и активности правоохранительных органов. Все эти моменты зачастую приводят к возвращению многих потребителей к производству кустарных опиатов и метаамфетаминов.

Таким образом, очень важно понять, какое влияние данный процесс оказывает на социальный контекст и риски, связанные с инъекциями на местах, поскольку нестабильность источников поставок ведет к менее устойчивым образцам употребления и возрастающему риску инфицирования ВИЧ и гепатитом С.

Несмотря на то что отношение между распространенной практикой употребления кустарных препаратов и эпидемией ВИЧ в России во многом связаны между собой, эти сложные взаимоотношения требуют дальнейшего и тщательного изучения, что в настоящем и будущем самым прямым образом может повлиять на риски, связанные с инъекционным потреблением. Данные исследования помогут и в развитии практической работы в области снижения вреда, предоставив механизмы понимания и разработки подходящих интервенций для решения этой проблемы.

Контактная информация

Ольга Бородкина, Николай Соколов,
кафедра социологии,
Санкт-Петербургский государственный университет
Кевин Ирвин,
Doctoral Fellow in Sociology, Yale University
Research Associate on the Liquid Drug project

Бюллетень “Снижение вреда в России”, № 3 (Выпуск 7)

Это неочевидно: допустим (оочень оптимистично), что человек зарабатывает $500 в месяц, или $6000 в год; при стоимости годового пакета ВАРТ в $10000 (и даже существенно меньше) общество экономически не заинтересовано в поддержании его жизни. Заинтересованность общества (если она есть) носит сугубо гуманитарный характер, а вот стигма экономически обоснована.

Высота глубин социологии (читай: мракобесия и ягупопства) производит впечатление: ВИЧ-положительный респондент рассказал, что жизнь тяжела; а спросить ВИЧ-отрицательного — его жизнь мёдом помазана, сам он сыром в масле катается, а деньги ему совсем не нужны.




Source: www.demography.ru


Мы в соц.сетях:



Добавить комментарий