Вич дети россия

Вич дети россия

«Мы действуем не устрашающе, как иногда это делают врачи или родители („Не будешь пить лекарства — умрёшь!“), а рассказываем о вирусе доступным для ребёнка языком, — говорит Светлана Изамбаева. — Если подростку не объяснить, зачем ему каждый день в одно и то же время пить таблетки, несмотря на то что он не чувствует боли и каких-либо симптомов болезни, то мы можем его потерять».

Восемнадцатилетняя Злата переехала в Петербург из Новосибирска. Она признаётся, что когда-то тоже не хотела продолжать терапию: «У меня был тяжёлый период, я раздумывала о том, чтобы покончить с собой. И отказалась от приёма лекарств. Но через неделю всё наладилось, я решила повременить с суицидом и возобновила приём АРВ-терапии». Злата получила вирус не от матери, а от партнёра. О диагнозе узнала случайно, когда ей было шестнадцать лет: пока ждала подругу у метро, зашла в специальный автобус, где можно было анонимно и бесплатно сдать тест на ВИЧ. «Здоровье у меня было не очень: опоясывающий лишай, постоянные простуды, проблемы с желудком. Но я и подумать не могла, что всё это может быть связано с ВИЧ. Когда сдала анализ и через десять минут получила результат, я не была напугана или в замешательстве. Отреагировала спокойно, ВИЧ и ВИЧ. Мы обменялись контактами с равным консультантом (ВИЧ-положительный взрослый, который прошёл обучение и на личном примере помогает другим людям, живущим с ВИЧ, принять диагноз и сохранять приверженность к лечению всю жизнь. — Прим. ред.) и пошли с подругой гулять. Правда, в этот день я всё же решила не идти на тренировку, а поехать домой, погуглить и подумать, что делать».

Но помимо самой терапии и приверженности ей, перед родителями встаёт и другой глобальный вопрос — как поговорить с ребёнком о ВИЧ и рассказать о диагнозе. С одной стороны, обсуждать это с самого рождения невозможно. С другой стороны, бесконечно давать таблетки, не объясняя, с чем борется лекарство, невозможно. Примерно к пяти годам ребёнок, родившийся с ВИЧ, уже понимает, что чем-то болен — и начинает задавать вопросы. Дочке Яны семь лет, и о диагнозе она пока не знает.

Source: www.wonderzine.com

Мы в соц.сетях:



Добавить комментарий